Значение кеты для коренных жителей Уссурийского края, 1902 г.

…Инородцы режут кету так: обе половинки мяса рыбы они связывают и вешают сушиться. такая сушенная рыба, безразлично какая, называется ими юкола (прим. yaranga.ru: про юколу, но совсем другую, у камчадалов, мы писали в статье «Вот такая вот юкола…»). Прежде, до занятия нами края, они исключительно сушили, также поступают они и теперь, но, вероятно, поблизости городов немного и засаливают. Солить они не могли: соль составляет редкий продукт в их обиходе. Если уж николаевские промышленники нуждались и чувствовали недостаток в соли, то что можно сказать о дикарях?! В прежнее время соль была драгоценностью и оставалось одно — сушить.

Климат края идет коренным жителям на выручку. Он, как это не парадоксально, континентально-морской. Если выражаться проще, там два резких времени года — сухое осенью и зимой, и мокрое весной и летом. Впервые эта парадоксальная с виду особенность климата была указана Пржевальским. Климат суровее, чем он мог бы быть по географическому положению края, а крайности дурно влияют на весь обиход человека. Полы, сбиты летом до отказа, зимой дают большие щели; достаточно летом постоять обуви без призора с неделю, и кожа вся покрыта плесенью. Так и все органическое. Металлы ржавеют, летом ружья смотри не менее раза в неделю. Зимой все высыхает: обувь ссыхается до того, что сапоги не надеть, табак сух, как порох, хоть патроны снаряжай…

Но такой неблагоприятный климат на руку дикарям. Со второй половины августа поворачивает на сухое время года, и это спасение для инородцев. Совпадай ход кеты с началом дождливого периода, вся рыба сгнила бы. И так она у них с запашком. Условия одинаковы по всему Уссурийскому краю; остальные большие реки, притоки Уссури, берут начало близко от моря, но текут к западу, и кета появляется там еще позднее, чем в Уссури, впадающем в Амур у Хабаровска.

Сушат рыбу на горизонтальных жердях, укрепленных рядами на вертикальных стойках. Голова с костями не пропадает: она также сушится и в добычливый на кету год этими костями кормят собак, а в плохой — едят и сами. Запасы сушенной рыбы инородцы сохраняют в небольших амбарчиках, поставленных на столбах настолько высоко, чтоб собаки не могли доставать.

Значение кеты для всех инородцев Приамурского края громадное: пока она еще не выловлена с промышленными целями и входит в реки в массах, существование дикарей, хорошо ли, худо — обеспечено. Когда же ее истребят, инородцев ожидает или обязательный переход к земледелию, или скорое вымирание. Этот переход уже замечается у гольдов; орочоны же, более консервативные и энергичные, относятся как к земледелию, так и к гольдам, с презрением. Автор, будучи на реке Хор, спросил инородца: гольд он или орочон? — «Орочан, гольд нет!», — ответил тот гордо, как бы выражая свое презрение к гольдам и их занятиям. Орочоны пострадают от цивилизации больше (прим. согласно переписи 2000 г., численность нанайцев (гольдов) в два лишним раза больше, чем орочон).

Н. Э. Мартесон, журнал «Природа и охота», 1902 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий