Комары и другие гады в мифах сибирских и американских народов

Вопрос об условиях возникновения сходных или одинаковых сказочно-мифологических сюжетов у различных народов — путем независимого творчества (психологическое объяснение) или при помощи заимствований (историческое объяснение) — является предметом исследований этнологов всех культурных стран. Имея в виду задачи этих исследований, я хочу в настоящей заметке осветить сказочный сюжет, одинаково встречающийся как в фольклоре сибирских племен, так и в сказаниях северо-американских индейцев, что, может быть, указывает на древнюю связь — по крайней мере, культурную — между племенами Сибири и Америки. Сюжет этот состоит, главным образом, из трех мотивов или эпизодов: 1) Людоед или другое чудовище охотится за людьми; 2) люди обманным путем завлекают его в ловушку, убивают и сжигают на костре или на раскаленных камнях; 3) из пепла сожженного чудовища выходят комары или другие гады. Последним, именно, эпизодом этот сюжет становится природо-объяснительным или космогоническим мифом.

Из пепла сожженного людоеда выходят комары, высасывающие человеческую кровь, в сказаниях: самоедов, остяков, айнов, северо-западных индейцев (беллакула, и catloltq из группы салишан, heiltsuk и квакиутль из группы вакашан и племени кутней) и алгонкинов.

Не всегда в последнем эпизоде тело людоеда сжигается. Комары или другие гады появляются прямо из его тела. В ирокезских сказаниях комары выходят из крови убитого людоеда, а в алгонкинской сказке чудовище после смерти превращается в комара.

Комары выходят из растертого в порошок людоеда (гольды) или из раздробленной головы чудовища (атапаски). Из раздробленных или разрезанных частей тела гигантского чудовища выходят комары (вакашинское племя awikyenoq), лягушки (awikyenoq), оводы, осы, черви, змеи и другие гады (алтайцы, буряты и якуты). Из костра, в который втолкнули людоедку, во время ее сжигания выбегают мыши (юкагиры). Из растертых костей сожженного злого духа — абасы — выходят черви и гады (якуты).

У коряков мы тоже встречаем сюжет о сожжении людоедов — только без последнего, натуралистического эпизода. Но подробности других эпизодов указывают на общие черты с индейскими сказками о людоедах. Так, например, людоедка уносит похищенных детей в корзинке за спиной, чтобы их жарить, и дети сами или при помощи какого-либо животного освобождаются и убивают старуху. Вообще, сходство или тождество подробностей отдельных мотивов указанного сюжета в фольклорах племен, весьма удаленных друг от друга, поразительны. Приведу несколько примеров.

Самоедский великан-людоед Punegusse так велик, что самые высокие деревья доходят ему только до колен. Сходным образом описывают юкагирские мифы своих великанов-людоедов — «сказочных стариков и старух» — они такого гигантского роста, что убитых лосей уносят домой привязанными к шнуркам своих кафтанов.

Людоед остяков и самоедов, сгорая в огне, говорит людям: «вы меня уничтожили, но после смерти я буду высасывать вашу кровь». Эту подробность мы находим также в некоторых индейских мифах и в одной юкагирской сказке.

Людоед самоедов не мог быть уничтожен: будучи убит, он всегда воскресал. Поэтому герой самоедского эпоса заманил его в ловушку и, убив, сжег его тело, из пепла которого вышли комары. Сходную подробность мы находим у атапасков: отрубленная голова чудовища продолжает жить и преследовать героя, пока последний не разбивает ее в порошок, из которого выходят комары и мошка.

Юкагирская людоедка говорит своей жертве, что поищет у нее вшей, и, когда держит ее голову, убивает ее и съедает. То же самое мы находим в индейских сказках.

В указанной выше сказке племени беллакула людоедка своим вытянутым наподобие длинного хобота ртом высасывает у людей мозг. Ту же подробность мы находим в записанном Потаниным («Тангуто-Тибетская окраина») бурятском варианте монгольского сказания о герое Гесер-Хане. К новорожденному Потанин Гесер-Хану посылаются последовательно гигантская пчела, оса и змея, чтобы они своими жалами высасывали его мозг. Но младенец магическим камнем разбивает их на мелкие части, которые становятся пчелами, осами и змеями.

Вшами каннибалов служат мыши или лягушки как у юкагиров, так и у северо-западных индейцев, у алгонкинского племени микмак и у атапасков Loucheux.

В одной юкагирской сказке молодые люди хватают людоедку за руки и, заставив ее, под видом игры, бегать с ними кругом костра, вталкивают ее, наконец в огонь. Таким же образом рисует этот эпизод индейская сказка: девушки, пойманные людоедкой, просят ее, чтобы она дала им перед смертью поплясать кругом огня. Под пение девушек ведьма тоже пляшет. От действия огня смола, которой девушки вымазали ей лицо, потекла и залепила глаза. Тогда девушки толкнули ее в огонь.

По материалам: «Натуралистический сюжет о происхождении комаров и других гадов в сибирско-американских мифах», Иохельсон Владимир Ильич, 1917 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий