Как мыши победили ворона

После ужина мой спутник Кеня решил рассказывать чукотские сказки. Как только он начал, вся иоронга обратилась в слух. При крайнем суеверии чукчей, когда самый нелепый вымысел получает значение достоверного факта, сказка в их представлении не устанавливает точно грани между художественным вымыслом, облеченным в реальные формы быта, и достоверным событием. Рассказ то и дело прерывался возгласами удивления: «како», «какуме» (ай, ай!). Рассказ велся по чукотски, потом Кеня переводил мне.

Пошел мышь на охоту и убил нерпу. Увидел ворон, сидевший на скале, что мышь тащит нерпу, и кричит:
— Что ты тащишь?
— Дерево, — отвечает мышь.
— Какое дерево? Голова торчит.
— Это сучок.

Не поверил ворон, спустился и увидел у мыши на спине нерпу, отобрал ее. Пришел мышь домой и давай плакать и жаловаться. А дочери мышиные утешают: «Не плачь, пойдем ночью и украдем, когда ворон вытащит ее на мороз студить». Ворон порезал нерпу на куски и вынес морозить. Мыши пришли и за ночь перетаскали все мясо к себе в ярангу. Утром хватился ворон, а нерпы нет…
— Это, наверное, мыши взяли, — сказала жена.

Ворон решил отобрать мясо и пошел до мышей:
— Я им нагоню холода!
Увидели мыши ворона и закричали:
— Дедушка идет, дедушка идет.
Пришел ворон в ярангу, а мыши и говорят:
— Хочешь, дедушка, каши?
Сварили кашу, накормили его досыта. Ворон заснул, а мыши стали в голове у него искать. Пока ворон спал, мыши нашили ему на глаза красную материю.

Выспался ворон и пошел домой. Навстречу дочка. Через красные тряпки ему показалось, что дочка горит. Он давай тушить ее, бить палкой и забил насмерть. Вышла старуха из яранги, сняла с глаз тряпки. Осердился ворон и говорит:
— Это мыши все наделали, пойду расправлюсь с ними! – и пошел.

— Дедушка идет, дедушка идет, — закричали мыши. Пришел ворон в ярангу, а они наварили опять каши и давай его потчевать. Наелся опять ворон, забыл, зачем пришел, и улегся спать, а мыши искали в голове. Во время сна они взяли уголь и разрисовали ему все лицо. Когда ворон проснулся, мыши сказали:
— Пойдешь через воду, увидишь во льду дыру, посмотри в нее.

Пошел ворон. Дошел до воды, посмотрел в нее и говорит:
— Теперь я стал бабой пестреной*, возьму себя замуж.
Пришел домой и говорит жене:
— Мне тебя не надо, я пестреную бабу возьму за себя.
Собрал все кухлянки, плекет, памьят (торбаза, махровые чулки), посуду и пошел к воде. Думает: которая не потонет — возьму с собой. Побросал в воду все вещи—все потонули. Тогда он прыгнул сам и тоже утонул.

* Пестреная — от слова «пестрый». Разумеется татуировка, корой женщины украшают себя.

По материалам путевых заметок Н. Галкина «В земле полуночного солнца», 1931 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий