Как происходило заселение Сибири русскими в XVI-XVII веках. Окончание

Первая часть статьи здесь. В социальном отношении масса промысловиков и переселенцев резко делилась на две группы. Меньшинство составляли торговые люди, возившие в Сибирь для продажи русским людям и для мены с инородцами «русские» товары «на сибирскую руку» или же «на остяцкую руку» и «на якутскую руку» (главным образом, предметы продовольствия, мануфактуры, железные и медные изделия, кожу и обувь, и для местных аборигенов бисер, бусы, олово и т. д.), и организовывавшие в широком масштабе промышленные экспедиции за соболем. Свои операции они редко производили лично, чаще всего через своих родственников, приказчиков и т. п.

Главную же массу составляли промышленные люди либо промышлявшие за свой счет и риск — «своеужинники» — соединяясь в артели или в одиночку, либо «покрученики», не имевшие ни собственного снаряжения, ни своего продовольствия, и нанимавшиеся — «крутившиеся» — на промыслы к богатым предпринимателям. Из таких покручеников приказчики торговых людей образовывали под руководством опытных «передовщиков» ватаги, достигавшие значительных размеров — 15, а порой и 30-40 человек — для посылки на промыслы «в сторонние реки». Предприниматель снабжал каждого покрученика «ужиной», т. е. охотничьим снаряжением («соболиной снастью»), продовольствием, одеждой и средствами передвижения, за что получал с него две трети добычи. На этих же началах «покруты» снаряжались большие военно-промышленные экспедиции, имевшие целью не только соболиные промыслы, но и объясачание инородцев, вроде экспедиции Усовых Федора Алексеевича, приведшей к открытию пролива между Азией и Америкой, и особенно знаменитого по грандиозности замысла и размером похода Ерофея Хабарова в Дауры.

Своими промышленными экспедициями торговые и промышленные люди в значительной степени способствовали открытию и завоеванию Сибири. по следам промышленных ватаг шли служилые люди, руководствуясь «сказками» промышленных людей. При недостатке военных сил даже походы, снаряжавшиеся администрацией, производились с участием и при содействии промысловиков. Обычно для покорения немирных иноземцев посылались очень небольшие отряды служилых людей, нередко в несколько человек, к которым добровольно присоединялись в большом числе промышлявшие в окрестных зимовьях промышленные люди. Так образовывались те силы, посредством которых распространялась власть московского государя на новые неясачные земли.

Помимо участия в открытии и завоевании территорий, торговые и промышленные люди способствовали также в большей степени заселению Сибири. По существу, они составляли очень подвижную массу, которая то и дело перебиралась взад и вперед через Урал, то в Сибирь, то обратно на родину, то опять на промыслы в Сибирь. Да и в самой Сибири беспрестанно кочевала по разным уездам, в поисках новых охотничьих угодий, то крутясь к богатому предпринимателю, то промышляя за собственный счет.

В этих постоянных передвижениях часть «гулящих» промышленных людей оседала в сибирских городах, образуя первоначально очень немногочисленный класс неслужилых горожан — «жилецких людей» — из которых постепенно складывались посады. Другие, облюбовав угожие пахотные места, заводили заимку где-нибудь «на пустом месте, где и русские люди мало бывали» и призывали на пашню к себе таких же «гулящих» людей, как они сами. Третьи поступали на убылые места служилых людей, и сибирские гарнизоны преимущественно пополнялись из числа тех же промышленных людей.

Профессор С. В. Бахрушин. «Очерки по истории колонизации Севера», 1922 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий