Как происходило заселение Сибири русскими в XVI-XVII веках. Часть 1 из 2

Как происходило заселение Сибири русским элементом, какие группы русского народа и по каким соображения шли «за Камень» (за Урал) и на каких социальных основах складывалась жизнь в Зауралье

Несомненно, что основным мотивом, приведшем в конечном итоге к колонизации Сибири, являлась вековая тяга промышленного населения (прим. имеются в виду «промысловики» — охотники и т. п., а не промышленные рабочие) северо-восточных областей России двигаться дальше на восток — на промыслы.

Движение торговых и промышленных людей за Урал началось в очень древние времена, когда с Печоры новгородские промышленники добрались сначала до Урала, а затем проникли и в зауральскую Югру. Для XVI века имеется уже целых ряд совершенно точных сведений об большом числе русских, направлявшихся на промыслы в Сибирь. Герберштейн поместил в своем сочинении о Московии описание пути, которым они ходили из Поморья за Урал. В середине XVI века английские мореплаватели встречались с партиями промышленных кочей, следовавших в устье Оби. При первом своем появлении в Березовском уезде московские воеводы и служилые люди уже нашли здесь промышленных людей, которые издавна ходили туда по им одним известным дорогам. Мангазее — городу, поставленному по распоряжению правительства в 1600 году — предшествовали городки, поставленные промышленниками.

Важнейшим путем, каким промышленные люди проникали за Урал, был старый новгородский путь Печорой (см. Торговые пути в Сибирь в XVII веке). На этом пути в XVII веке процветал Устюг, где скрещивались важнейшие торговые артерии — Двиной на Архангельск, Вычегдой и Вымским волоком на Печору и «через Камень» в Сибирь, Сухоной на рынки Среднего Поволжья: в Ярославль, Москву и Нижний Новгород, р. Югом в Вятку, гду и происходила встреча сибирской пушнины к красными «немецкими» товарами Архангельска. Этим путем ежегодно пробиралось «за Камень» несколько сот промышленных людей, и расходилось по Енисею и Лене.

О размерах промышленного движения в Сибирь в первой половине XVII века дает некоторое представление дают некоторое представление следующие цифры: в Мангазею приходило торговых и промышленных людей, по их собственному отзыву «человек по 600 и по 700, и с соболиных промыслов приходило каюков по 100 и по 150… а всяких,.. людей о съезде ярморочном (в Туруханске) съезжалось для торгов человек тысячи по две и больше; у многих… у одного человек ужин (т. е. наемных покручеников на промыслах) по 50, а в торгу у одного же тысячи по две и по три и по пяти и больше». Так, в 1626 г. из Туруханска пошло в Тунгуску на промыслы 501 человек, а в 1629 г. в Мангазее перебывало 928 человек, в 1630 г. на Русь из Мангазеи выехало 1270 чел., а 1634 г. прибыло в Туруханское по Тунгуске с промыслов 887 человек, а летовало в Туруханске 127 человек — всего 1014, в 1637 г. из Туруханского пошло на промыслы 243 человека, вернулось с промыслов 586 человек, всего 829 и т. д. В 1642 г. из Якутска было отпущено на промыслы 870 человек, выехало на Русь 233 человека, 21 человек пошел на пашенные работы, всего зарегистрировано в таможне 1131 человек промышленных и торговых людей.

Добыча, которую промышленники вывозили на Русь, была очень велика: в 1630 г. с промыслов в Мангазею привезено было 847 сороков 28 соболей (более 33800 соболиных шкурок), в 1638 г. из Мангазеи вывезено на Русь всякой мягкой рухляди на 35256 рублей, в том числе 755 сорокой 34 соболей (более 30200 шкурок), в 1641 г. из Якутска вывезено мягкой рухляди на 31763 рубля с копейками.

Подробнее тема торговли пушниной раскрыта в серии статей Торговля пушным товаром в XVII в.

По происхождению своему эти промышленники в главной своей массе принадлежали к выходцам из русского Поморья, преимущественно восточной его части. Это, во-первых, население приморского побережья к востоку от Двины, живущее близ моря или на реках, у впадения их в море: холмогорцы, мезенцы, кевролцы, из состава которых выходили те бесстрашные мореходы, ходившие из года в год на морские моржовые промыслы, которые открыли Новую Землю и на своих плоскодонных кустарных кочах не боялись огибать берега северной Европы и Азии, среди них встречался не один «по морю староход и знатец», «которому морской ход за обычай и который морские пути знает».

Второе место занимают жители крупных центров торговли пушниной на Печорском пути: Устюга и Соли-Вычегодской с их уездами. Не особенно многочисленна, но сыграла большую роль в деле промышленного открытия Сибири группа населения, разбросанного по лесным пустыням Печорского края и ютившегося в нищенских промышленных слободках на берегах Вычегды и Печоры: зыряне и вымичи. Очень незначительную, но крупную по размеру своих торгов и промыслов группу, составляют представители больших торговых городов Московского государства: Москвы, Ярославля, Нижнего Новгорода и Казани. Великий Новгород тоже посылал своих промышленников за Урал, и в этом, может быть, следует видеть отголосок тех очень далеких времен, когда Печорский путь принадлежал новгородцам.

Профессор С. В. Бахрушин. «Очерки по истории колонизации Севера», 1922 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий