Условия меховой торговли в XVII веке. Часть 2 из 3

Начало статьи здесь. Полная монополия государства на торговлю соболями была объявлена в 1697 г. Так, в одной из многочисленных царских грамот сибирским воеводам читаем: «В нынешнем… году указали Мы, Великий Государь… впредь соболи всякие и пупки и мехи и подскоры и околы и хвосты собольи и черные лисицы с иноземцев в Наш, Великого Государя, ясак сбирать и покупать в одну Нашу, Великого Государя, казну, а воеводам сибирским и торговым и всякого чина людям впредь соболей, пупков и мехов и подскоров и хвостов собольих и лисиц черных в Сибири не покупать и на товары не менять и в русские города не высылать и самим не привозить, и в Китайское государство и ни в которые улусы и земли для продажи и мены не посылать и не возить…» Все купцы, желающие вести торг соболями, должным были покупать этот товар только в царской казне. О монопольной торговле соболями говорят и другие грамоты.

Торговля мехами служилым людям (с 1600 г.), воеводам, дьякам, подьячим, «покрученникам» их, лицам духовного звание не разрешалась. Правительство ввело эту стеснительную меру, так как злоупотребления, творимые этими лицами, были хорошо известны в Москве. На это ограничение торговли указывает ряд воеводских наказов. Возьмем, для примера, два из них: в первом, тобольскому воеводе кн. Алексею Голицину, 1664 г., говорится: «А самим им, боярину и воеводам, князю Алексею Андреевичу с товарищи… соболями и иною никакой мягкой рухлядью не торговати».Во втором, Аф. Фил. Пашкову на воеводство в Даурской земле, 1665 г., добавлено: «А что будет ему про себя купить понадобится… и ему то покупать в остроге на гостинном дворе и в торгу прямою ценой, а не в ясачных волостях». Воеводам и купцам для своего обихода разрешалось покупать меха стоимостью не выше 20 р. пара или 300 р. сорок. Меха более дорогие должны были идти в казну.

К стеснительным мерам, проводимым правительством, относится и следующая: купцы не имели права ездить по юртам иноземцев, т. е. вогулов, остяков, самоедов и др., для покупки мехов. Торговля должна была происходить исключительно в городе, да и то только в гостинном дворе, а не на «жилецких» дворах. Но и это было не все: меховая торговля с иноземцами дозволялась частным лицам лишь после сбора царского ясака. Справедливость сказанного подтверждается дошедшими до нас наказами, памятями и т. п. Так, например, в царской грамоте в Пермь Великую на имя князя Вяземского сказано: «А того бы есте велели смотрить и беречи накрепко и заказ учинили крепкий, чтоб Пермичи торговые люди Вишерским Вогуличам заповедных товаров… не продавали и в юрты к ним торговати не ходили, а торговали б в Перми». В наказе Пашкову читаем: «А опричь бы острогу, где он, воевода, будет, в ясачных волостях и улусах и в новых землицах отнюдь нигде торговым и промышленным людям, прежде государева ясаку, ни чем с ясачными людьми никакими товары и запасы торговати и меняти на мяхкую рухлядь не велети. А после збору государева ясаку велити торговым и промышленным людям торговати с иноземцы с ясачными людьми на всякие товары в остроге же на гостине двор, а не на жилецких дворах».

Последние слова говорят нам о том, что торговля пушным товаром могла происходить лишь в более или менее крупных центрах, какими являлись: Тобольск, Иркутск, Якутск, Тюмень, Ирбит, Верхотурье, Березов, Пермь, Кузнецк, Томск, Тара и некоторые другие.

По материалам: д-р географических наук Яницкий Н. Ф. «Торговля пушным товаром в XVII в.», 1912 г.

Окончание:

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий