Исторические сведения о Новой Земле. Часть 2, заключительная

Начало статьи здесь. Без сомнения, ко времени появления новгородцев в Двинской Земле и на Мурманском берегу надо отнести и начало плавания русских по Белому морю и Ледовитому океану. Но сведений, как далеки были эти путешествия, не имеется. Надо думать, что они не были далеки, так как новгородцы, еще мало знакомые с морем, должны были некоторое время привыкать к нему, чтобы пуститься в далекий, неизвестный и опасный путь. И действительно, имеются основания предполагать, что новгородцы пришли на Мурман не морем со стороны Святого Носа, а из Кандалакши, между которой и Колой есть всего один волок, длиной около версты, а известно, что новгородцы совершали свои походы преимущественно на лодках по рекам, переволакивая их через водоразделы — волоки.

Последнее предположение подтверждается тем обстоятельством, что Кола была основана ими много раньше, чем селения на Терском берегу Белого моря — Поной, Умба и Варзуга. Если бы новгородцы шли впервые на Мурман из Белого моря, то эти реки, которых они не могли бы не заметить, послужили бы также и местом их первых поселений. Основываясь на изложенном, маловероятно, чтобы Новая Земля была открыта русскими с этой стороны, т. е. со стороны Белого моря.

Скорее всего, это могло быть сделано со стороны Печорского или Югорского края, куда новгородцы проникали также рано, а именно в XI столетии, на что имеются указания летописцев. Как и обитатели Заволочья, Югры также подчинились новгородцам, но не сразу — они делали неоднократные попытки свергнуть иго пришельцев, о чем свидетельствуют многие походы сюда завоевателей для усмирения некоторых туземцев:

Нестор о походах новгородцев для усмирения Югорского края (клик для увеличения)

Нестор о походах новгородцев для усмирения Югорского края (клик для увеличения)

Имея общение с обитателями — кочевниками Печорского и Югорского края — новгородцы могли тогда же узнать и услышать о Новой Земле, знакомой этим кочевникам с давних пор. Ведь они могли проникать туда через остров Вайгач, отделенный от материка узким проливом и не особенно широким от Новой Земли. На Вайгач можно попасть зимой по льду на оленях, а с него Новая Земля в ясную погоду бывает хорошо видна.

Означает ли поход новгородцев на «Железные врата» — поход к Карским воротам, называющимся также «Железными» — достоверно сказать нельзя, так как на севере существует довольно много мест с таким названием.

Упоминания в летописях о северных походах новгородцев (клик для увеличения)

Упоминания в летописях о северных походах новгородцев (клик для увеличения)

Герберштейн в своих воспоминаниях о Московии два раза упоминает о какой-то стране «Енгронеланд», находящейся в Ледовитом море, за Рифейскими и Гиперборейскими горами и за устьями Печоры и Оби, сношения с которой трудны по причине постоянно плавающего льда. Но есть ли это Новая Земля, смешанная Герберштейном с Гренландией, тем более, что такая ошибка с его стороны очень возможна в виду того, что географическое описание этой части России он составлял со слов рассказчиков, а его личные познания в географии могли быть и не особенно обширны и ясны? Во всяком случае, надо думать, что русские, дававшие ему географические сведения о своей стране, Новую Землю не могли назвать «Енгронеландией». Последнее название он дал, забывши настоящее наименование ее, сообщенное русскими. А о Гренландии, как о ледяной стране и тоже в океане, он мог слышать в Европе.

Было ли известно русским открывателям Новой Земли, что это остров, а не материк? Можно предположить, что первое время она считалась материком, и только этим можно объяснить ее название и, главным образом, присутствие в нем слова «земля». Оно на языке северных поморов означает «матерый берег» — материк. Такое впечатление она могла произвести на первых пришельцев туда или увидевших ее впервые еще с Вайгача. Для предприимчивых новгородцев, неудержимо стремившихся в своем поступательном движении на северо-восток и далее, представший перед ними большой, еще неведомый им остров, действительно мог показаться «землей» — настолько он был велик против прочих островов, виденных ими до этого.

Но новгородцы и их преемники, совершая на Новую Землю плавания, не оставили ни о ней, ни о своих путешествиях туда никаких письменных сведений. Они передавались в потомстве устными преданиями и таким же путем происходило знакомство с ней. Первые печатные сведения о Новой Земле появились лишь со времени ее посещения иностранными мореплавателями, стремившимися к открытию северо-восточного пути в Китай и Индию.

По материалам «Первые русские исследователи Новой Земли», 1922 г., составитель П. И. Башмаков

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий