Исторические сведения о Новой Земле. Часть 1 из 2

Что Новая Земля была известна русским ранее, чем иностранцам, тому служит доказательством уже само название «Новой Земли», под которым этот остров стал известен западным народам, и которое удержалось за ним во всех иностранных атласах. Также английским и голландским открывателям русские промышленники служили иногда проводниками в первых плаваниях на восток, вдоль северных берегов России, сообщая им при этом, что виденный в таком-то направлении берег, есть «Новая Земля».

Находки на ее берегах первыми зарубежными мореплавателями развалившихся от ветхости крестов и изб, также доказывая это, в то же время свидетельствуют, что она посещалась нашими соотечественниками уже долгое время. Но точное время, когда Новая Земля была открыта русскими и каким путем, остается неизвестным, и то и другое можно лишь с большей или меньшей вероятностью предполагать, основываясь на тех или иных исторических данных, касающихся Русского Севера.

Одно из славянских племен, издавна обитавшее около озера Ильменя и имевшее главными городом Великий Новгород, уже на заре своей истории имело стремление на север, к Белому морю, Ледовитому океану и далее на северо-восток, к Печоре и за Уральский хребет, в Югорский край, постепенно тесня при этом их коренных обитателей, принадлежащих к финскому племени и называвшихся новгородцами общим именем «Заволоцкая чудь».

Первоначально всей стране, лежащей от Новгорода к северу и северо-востоку до Уральского хребта, новгородцы дали одно общее название «Заволочья», так как эта территория находилась от Новгорода за «волоком» — обширным водоразделом, отделяющим бассейны рек Онеги, Двины, Мезени и Печоры от бассейна Волги, и через этот водораздел, во время походов, новгородцы перетаскивали («переволакивали») свои суда.

С начала XIII столетия, с расширением географических сведений о вновь завоеванной стране, Заволочьем стали называть лишь земли, лежащие между реками Онегой и Мезенью, а прочие к северо-востоку и востоку от Белого моря получили отдельные наименования. Так, например, на северном берегу Белого моря была волость «Тре» или «Терский берег»; бассейн реки Вычегды назывался «Пермской волостью»; бассейн реки Печоры — «Печорской волостью». Далее Печоры и по ту сторону северного Уральского хребта была волость Югра, которая, как полагают, включила в себя побережье Карского моря и полуостров Ямал. Часть Заволочья, между реками Онегой и Двиной, кроме того называлась еще «Двинской Землей».

Первобытные обитатели Заволочья вообще были отдельные, с культом идолопоклонства, финские племена — Ямь, Заволоцкая Чудь, Пермь, Печора и Угра (или Югра):

Нестор про народы Европы

Нестор про народы Европы (клик для увеличения)

Они жили разбросанно, небольшими поселками, среди лесов и болот, по берегам рек и озер, занимаясь исключительно звероловством и рыболовством. Окруженные с севера морями, а с юга — дремучими лесами, они были совершенно независимы, пока предприимчивые новгородцы не проникли в их область.

Занятие края новгородцами было почти исключительно актом частной предприимчивости. Движение их сюда, сначала как завоевателей — ушкуйников, а потом как колонизаторов — торговых гостей, шло главным образом по течению рек, представлявших собой в этом первобытном крае единственные и удобнейшие пути сообщения, причем впоследствии на них же были основаны и первые поселения новгородцев.

В русских летописях имеются указания, что обитатели Заволочья уже в первой половине IX столетия были данниками новгородских славян, а лопари (лопь) Кольского полуострова в том же столетии были их союзниками, приходившими для торговли и промыслов еще задолго до призвания на Русь варягов. Но впоследствии, когда новгородцы стали появляться здесь как завоеватели, Чудь не сразу подчинилась новым пришельцам, давая им отпор иногда силой, иногда откупаясь уплатой дани. Лишь со времени завоевания новгородцами Заволочья, появились и их первые поселения по нижнему течению Двины, на берегах Белого моря и Ледовитого океана.

В конце IX столетия в устье Двины славян еще не было, так как норвежский викинг Отар или Охтер, посланный англо-саксонским королем Альфредом Великим на север с целью узнать, как далеко простирается в этом направлении земля, и доходивший во второй половине упомянутого столетия до устья Двины морем, нашел здесь племя Биормов, говорившее, по его мнению, одним языком с финнами. При этом Охтер ничего не упоминает о славянах. Недружелюбно встреченный Биормами и устрашась их многочисленности, он не решился плыть далее вверх по реке. Земля же тер-финнов (Терский берег), виденная им при плавании сюда морем, не была заселена — он видел лишь временно бывших здесь рыболовов и звероловов из финнов же.

Не видно здесь новгородских поселений и в начале XI века, так как в 1024 году к устью Двины, где был богатый торговый город Чуди и куда летом приезжали для торговли скандинавские купцы, приходил морем же и не в первый раз другой норвежский викинг Туре Гунд, ограбивший на этот раз храм чудского божества Юмалы. Заволочье было известно в то время Европе под именем Биармии или Пермии, главный город которой находился около нынешних Холмогор.

Но не более, как через 50 лет после разгрома норвежцами капища Юмалы, здесь возникают уже первые поселения новгородцев с их посадниками, которым все местное население более или менее спокойно подчиняется. С этого времени Чудь частью слилась с новыми пришельцами, обрусела, частью же ушла далее на северо-восток и восток. В настоящее время о ней напоминают лишь названия чуть не большей части наших северных рек, озер, урочищ и местностей разного рода, как например: Двина, Печора, Пинега, Холмогоры, Шенкурск, Чухченема и т. п.

В начале XI столетия новгородцы появились и на Мурманском берегу Ледовитого океана. Об этом свидетельствует одна скандинавская рунная грамота, из которой видно, что не позже 1030 года границей на севере между Русью и Норвегией считался морской залив Люген-фиорд, недалеко от Тромсэ. Так как нельзя думать, чирбы упомянутое установление границ произошло сейчас же вслед за появлением здесь первых новгородцев, то и можно с большей долей вероятности заключить, что они появились здесь раньше, а именно в X столетии. Установление границы, вероятно, было вызвано уже начавшейся широкой деятельностью пришельцев. Появление их здесь ранее, чем в устье Двины, можно объяснить тем, что новгородцы мало встречали отпора со стороны лопарей, так как это полудикое кочующее племя не имело постоянных поселений, а передвигалось с места на место сообразно передвижению их оленей за кормом. Поэтому дружины новгородцев могли встретить отпор только со стороны оседлых норвежцев. Граница была установлена по соглашению между новгородским князем Ярославом Мудрым, впоследствии Киевским князем, с норвежским королем Олафом Толстым, на дочери которого Ярослав был женат.

По материалам «Первые русские исследователи Новой Земли», 1922 г., составитель П. И. Башмаков

Окончание:

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий