Источники мягкой рухляди в XVII веке. Ясак

Как удерживало монополию на меховую торговлю московское правительство в своих руках, мы уже рассмотрели здесь. Посмотрим, какими способами царской казне удавалось стягивать огромные богатства этого рода. Средства к накоплению меховых товаров были различны. Познакомимся с более мелкими источниками дохода казны, чтобы затем остановиться на более крупных. В числе первых нужно иметь в виду покупку товаров. Правительство не удовлетворялось крупными вкладами сибирской мягкой рухляди, доставляемой ясаком. Оно не отвергало и покупку этого товара у частных лиц. Так, в «расходной книге денежной казне» Казенного Приказа сказано: «Москвитину Петруше Иванову за два бобра темнокарих 2 р. 30 алт.»; несколько далее: «за 200 хребтов бельих без черев три рубли». Такие записи расходов денежной казны встречаются во многих местах; укажем хотя бы еще на одно: «Сент. 16. Торговым людям… за три бобра черные по 7 рублев». Покупка мехов в казну происходила не только по мелочам, на что указывает отписка гостя Надеи Светешникова, которому поручено было купить для царя Михаила Федоровича 5000 белок.

Казна приобретала меха и путем мены на различные товары; так, например, древнейшая «меновая книга» Ленского острога говорит о том, что за 40 соболей дано 11 фунтов синих одекуев (синий бисер); в другой говорится о мене мягкой рухляди «на государеву муку». Как видно из только что приведенных примеров, покупка мехов происходила не только в Москве, но повсюду; существовали специальные «покупочные книги».

Меха притекали в казну также благодаря конфискации их (например, у воевод, служилых людей и др.), не говоря уже о том, что вся «заповедная» мягкая рухлядь целиком шла в казну; если и были злоупотребления в этой области, то, нужно думать, не большие, так как Москва слишком зорко следила за всем, касавшимся мехов, и слишком строго наказывала за контрабанду, на что указывают документы таможенного управления — «росписи ценной мягкой рухляди».

Ко всему сказанному следует прибавить еще одно: царю часто приносили меха в качестве подарков. Например, в «приходной книге товарам и вещам» (1614 г.) находим: «Окт. 17. Государю… кайгородцы посадские люди челом ударили 10 золотых, да 40 соболей. Окт. 31. Государю… архимандрит Иосаф челом ударил 40 соболей, цена 17 рублев». Несколько дальше наталкиваемся на подобную же запись: " Мая 1. Государю… татарове, Байча Акпашев с товарищи, челом ударили — сорок куничишок«.

Все перечисленные доходы соболиной казны были ничем в сравнении с ясаком, собираемым с инородцев, преимущественно Сибири (хотя были места и в России, с которых собирался меховой ясак — укажем хотя бы на пермских инородцев). Тотчас по завоевании сибирских земель население их было обложено в пользу Москвы ясаком, который представлял собой не что иное, как дань новозавоеванных иноземцев, причем дань эта уплачивалась мехами, преимущественно соболями. Вот почему казна, заведовавшая приходом и расходом сибирских пушных товаров, получила название «соболиной».

Впрочем, в ясак приносили не только соболей, но и других зверей — лисиц, бобров, реже — горностаев, куниц и т. п. Обычно правительство вело списки сибирского населения по уездам или, вернее, волостям, с целью равномерного обложения ясаком. Впрочем, иногда обложение велось по родам (самоеды), иногда же подушно. Книги, в которые вносилась перепись этого населения, назывались «ясачными». К сожалению, не удалось выяснить общую сумму дохода, получаемого казной от годичного сбора ясака по всей Сибири, так как, обыкновенно, ясачный сбор стоял в связи с десятинной пошлиной; однако, для части Сибири (для 7 ее уездов) ценность ясака приведена у Буцинского в «Заселение Сибири и быт ее первых насельников». Воспользуемся хоть этими неполными данными:

Данные по сбору ясака в семи уездах

Данные по сбору ясака в семи уездах. По клику откроется в полном размере

Приведенная таблица дает немного информации, так как годы переписей (сохранившихся на момент публикации) и годы сбора ясака совпадают лишь в двух случаях: в Тобольском и Тюменском уездах. Если взять в каждом отдельном случае цифру, выражающую стоимость ясака, и разделить на количество населения, то результаты будут таковы: в Тобольском уезде — около 3, в Тюменском — около 5; другими словами, ясачный человек должен был принести воеводе мехов на сумму 3-5 рублей (обложение, действительно, было не везде одинаково) — смотря по состоятельности и по количеству пушного зверя, находящегося в данной местности.

Наши выводы носят, конечно, случайный характер, и мы, несомненно, прошли бы мимо них, если бы не нашли подтверждения: Буцинский говорит, что туземец должен был принести ясака на сумму от 1 до 3 руб. Если вспомнить, что вышеприведенные цифры обложения (3-5 руб.) являются московской оценкой, а вторые (1-3 руб.) — сибирской, которая значительно ниже первой, то окажется, что цифры эти лишь подтверждают друг друга. Согласно царским грамотам воеводам, женщины, старики, дети, больные и увечные ясака не платили.

Надо заметить, что в начале XVII в. инородцы приносили дани не на известную сумму денег, а на определенное количество шкур. Так, в царской грамоте в Пермь (1607 г.) читаем: «велено тебе с них ясак имати в Перми с человека по 5 соболей». Число шкур не было, по-видимому, повсюду одинаковым. В только что приведенном примере на человека приходилось 5 соболей (большей частью так и бывало); однако, есть указание, что ясак собирался и по 3 соболя с человека (Бантыш-Каменский. Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским государствами с 1619 по 1792 г.); а в отписке турского главы Ф. К. Фофанова цару Борису Федоровичу (1601 г.) приведена роспись ясачным туринским вогуличам: «Юрт Нелуков. Поскунча Колтуев женат, взято 10 соболей; Абык Адымков Кутнюсов женат, взято 10 соболей. Гибердерей Киркимов холост, взято 5 соболей». Т. е. с женатого собирали 10, а с холостого — 5 соболей. Грамота же Шуйского в Сургуте говорит о колоссальном обложении — 11 соболей на ясачного человека!

Кроме определенного количества ясака инородческое население Сибири приносило «поминки» — добровольные дары мехами государю и воеводе; дары эти сделались вскоре обязательными. Размер поминок был не менее 4 руб. 50 коп. на волость (3 руб. «на государя» и 1 руб. 50 коп. — «на воеводу»).

Тяжел был ясак главным образом благодаря злоупотреблениям сибирских воевод, которые всеми способами старались обогатить себя за счет этого сбора. Правительство боролось с ними, как могло, воспрещая им, например, заниматься меховой торговлей, о чем было сказано выше; воеводам запрещено было также вывозить из Сибири мягкую рухлядь, за исключением самого необходимого, т. е. двух-трех шуб и т. п. Когда же воеводы, в обход этого постановления, начали продавать меха на месте, т. е. в Сибири, и вывозили лишь деньги, то правительство воспретило им вывозить из Сибири более 500 рублей; дьякам же и подьячим разрешалось иметь при отъезде максимум 300 р. Все, что было свыше этой суммы, отбиралось в казну, «на государя», в верхотурской таможне. Когда воевода прибывал в Верхотурье, то таможенному голове вменялось в обязанность отыскивать мягкую рухлядь «в возах, сундуках, в коробьях, в сумках, чемоданах, в платьях, в постелях, в подушках, в винных бочках, во всяких запасах, в печеных хлебах… обыскивать мужской и женский пол» (Наказ верхотурскому таможенному голове Даниилу Обросьеву, 1635 г.).

По материалам: д-р географических наук Яницкий Н. Ф. «Торговля пушным товаром в XVII в.», 1912 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий