Охранители и священные предметы

Религиозные верования и обряды оленных и приморских чукчей в основном одинаковы. Однако материальная форма религии у тех и других представляет большие различия в зависимости от хозяйственной жизни, свойственной оленеводам и охотникам. Материальная святыня в части личных амулетов и охранителей одинакова у обеих групп чукчей, а также у среднеазиатских эскимосов. Напротив, охранители семейные целиком связаны с хозяйственной жизнью. Оленеводческие семьи пользуются своими охранителями и амулетами для защиты стад от злых духов. Приморским же жителям они обеспечивают удачную охоту.

То же самое можно сказать и относительно части обрядов: обряды, связанные с рождением, браком и смертью, у обеих групп чукчей и у азиатских эскимосов в основном одинаковы. Иначе обстоит дело с семейными праздниками. Каждому сезону соответствует основной праздник, причем праздники эти всецело связаны с хозяйственной деятельностью семьи. Поэтому семейные праздники оленеводов резко отличаются от праздников приморских жителей. Самое большое различие в этом смысле существует между чукчами-оленеводами и азиатскими эскимосами.

Напротив, некоторые из праздников приморских чукчей похожи на аналогичные праздники оленеводов, и существующие между ними отличия суть лишь результат различий в материальной культуре. С другой стороны, многие из праздников приморских чукчей напоминают религиозные обряды азиатских эскимосов. В этом отношении, как и во многих других, приморские чукчи представляют собой середину между азиатскими эскимосами и оленными чукчами.

У каждой семьи есть, сверх того, свои собственные материальные святыни и обряды, но они отличаются от святынь и обрядов других семей определенными подробностями. Эти отличия с течением времени развиваются согласно указаниям шаманов или предсказаниям, полученным во сне непосредственно от духов. Поэтому даже в главном годовом празднике могут быть замечены некоторые отличия между соседними селениями и между отдельными семьями в одном и том же поселке.

АМУЛЕТЫ

«Охранители» у оленных и приморских чукчей употребляются как амулеты. Считается, что охранитель наделен особой силой, помогающей его владельцу. По всей вероятности, первобытный человек очень рано, еще на первой стадии развития религии, стал пользоваться амулетами. Рассматривая все окружающие его предметы – одушевленные и неодушевленные – как могущественных врагов, он с самого начала считал, что необходимо заручиться благорасположением главнейших из них и пользоваться их защитой против всех других. Отсюда зародилось отношение как к предметам поклонения к горам, рекам и т. д., а также и к таким явлениям природы, как гром и ветер. Но подобные предметы не могут, благодаря своим размерам, служить амулетами. Поэтому их помощь не так интимна. По всей вероятности, человек стал очень рано собирать мелкие предметы, привлекавшие его внимание своим странным видом или обстоятельствами, при которых они были найдены. Сначала они только изумляли человека своим видом. Затем он брал их себе – прибегал к их покровительству.

Юрий Линсянский сообщает о населении Кадьяка, что с наступлением весны охотники бродят по горам в поисках орлиных перьев, медвежьей шерсти, камней, сучков, птичьих черепов и тому подобных предметов, которые они употребляют как амулеты (Юрий Лисянский, Кругосветное путешествие, 1812 г., II, стр. 93). То же самое рассказывает Вениаминов в своей книге «об амулетах». Примитивная сущность амулетов ярко обрисована в одном рассказе Крашенинникова. Он сообщает (Крашенинников, Описание земли Камчатки, изд. 1786 г., II, стр. 164):
«Таких два камня я получил от укинского жителя Окерача: один из них, который он называл женой, был больше; а другой, который сыном – меньше. Большому имя Яйтель-Камак (целительный камень), а другому – Калкак. А каким случаем и по какой причине взял он такую достойную жену, рассказал он мне следующее обстоятельство: лет за десять был он в огневице (прим. лихорадка) немалое время. Между тем, будучи на реке Адке, которая течет в Уку с юго-западной стороны от устья Уки в 10 верстах, нашел он помянутый большой камень токмо один, и как взял в руки, то камень на него будто дунул. Он, испугавшись, бросил камень в воду, от чего болезнь его так усилилась, что он лежал все то лето и зиму.

На другой год принужден он был искать с великим трудом объявленного камня, и нашел его не в том уже месте, где бросил, но далеко отсюда, лежащим на плите купно с Калкаком или с малым камнем, которые он, взяв с радостью, принес в острог и, сделав им платье, от болезни избавился. И с того времени держит он их у себя, и любит каменную жену паче настоящей, а Калкака всегда берет с собой в дорогу и на промыслы. Правда ли то, что каменная жена милее ему настоящей, утверждать нельзя; впрочем, то могу сказать, что он камни отдал мне не с охотой, не взирая на мои подарки: ибо, говорил он, что лишаясь их, лишится купно и здравия, которое от них зависело».

Мне приходилось слышать аналогичные рассказы от чукчей, и я встречал людей, у которых амулеты, найденные таким же образом, считались их женами и мужьями. Внешний вид амулетов не представляет собой ничего особенного. Они лишь каким-нибудь знаком или действием просят людей взять их к себе. Один человек споткнулся о камень и чуть не вывихнул себе ногу. Этим камень показал, что он хочет быть его амулетом. Другой чукча, встав после ночи, проведенной в тундре, нашел амулет под своей подстилкой и т. д. (прим. в книгах конца 19 – начала 20 века, посвященных популярным тогда спиритизму и магии, часто рекомендовался следующий способ обретения сильного амулета: встаньте рано утром и, не завтракая, отправьтесь в пешую прогулку, взяв с собой минимальный запас питья и пищи. Когда к вечеру вы, сильно уставший, решите отдохнуть, то рядом лежащий камень или другой предмет природного происхождения и будет мощным амулетом, заряженным энергией).

Первобытный человек, выбирая свои амулеты, а также совершая жертвоприношения окружающим предметам, должен был очень рано начать исполнение некоторых простых обрядов, сперва чисто случайных, но в дальнейшем ставших необходимыми. Чем неопределеннее было начальное представление о мистической силе окружающих предметов, тем сильнее становилось в человеке стремление закрепить, хотя бы в религиозных обрядах, какой-нибудь постоянный элемент. Поэтому в большинстве случаев оленный чукча, совершенно неспособный объяснить, какому духу он поклоняется, точно знает и помнит все детали различных действий, связанных с этим поклонением. Это указывает на стремление сохранить обряд, являющийся более надежной опорой, чем те образы, с которыми он связан. Люди продолжают выполнять обряды даже тогда, когда их значение совершенно меняется или полностью забывается (прим. это актуально и в современном цивилизованном обществе. Например, достаточно вспомнить поговорку – словесную формулу – «о мертвых или хорошо, или ничего». Сейчас она несет просто уважительный характер к усопшему, не взирая на его грехи, а изначально она была неким предупреждением из-за страха перед темной стороной смерти, не буди лихо и т. п.).

Первобытные обряды заключаются в определенных действиях и произнесении словесных формул, известных наизусть и служащих для снискания расположения духов. Словесные формулы сопровождаются установленными действиями и имеют магическую силу. Одни слова без соответствующих действий или, наоборот, одни действия без слов – бессильны. Магические действия увеличивают и делают более постоянной «магическую силу амулета». Коряки дают хорошее выражение этой мысли, называя свои амулеты «заговоренными». Они говорят, что сила амулетов, полученная от заклинания, с течением времени слабеет, а потому заклинание необходимо время от времени повторять (прим. в современных компьютерных играх мистической тематики используется похожее явление – для выполнения заклинания или для зарядки предмета, оружия необходима энергия – «мана» – получаемая от культовых сооружений, захваченных душ, молитв и т. п.). У чукчей, однако, заклинание не имеет такого большого значения, и главное могущество амулетов заключается во внутренней, неотделимой от них силе, которую приписывают им туземцы.

Выбирая амулеты, первобытный человек не удовлетворяется предметом в его естественном виде. Поклоняясь антропоморфным качествам предмета, человек очень рано начинает придавать предметам человекоподобную форму. Однако это лишь примитивная антропоморфизация, соответствующая первобытной стадии развития техники. Инертность религии препятствовала внесению усовершенствований и нововведений. Поэтому и у чукчей, и у коряков их антропоморфные амулеты сделаны очень грубо, тогда как детские игрушки часто вполне художественны. У чукчей мы находим амулеты обоих родов, и естественные и искусственные, сделанные человеком. К первому роду амулетов принадлежат камни, кусочки костей и прочие предметы, которые били подобраны при различных обстоятельствах, как уже было указано выше. При гадании большей частью употребляются камни. Амулеты животного происхождения также относятся к первой категории. Такими амулетами могут быть сухие шкурки, кусочки меха, череп, клюв, коготь, пучок волос или клок шерсти. Птица обычно представлена пером.

МАТЕРИАЛИЗОВАННЫЕ ДУХИ

Амулеты грубой человекоподобной формы делаются из различного материала. Некоторые сделаны из дерева. Амулетом служит маленький сучок, раздвоенный на конце, что представляет ноги (рис., a):

Связка амулетов

Связка амулетов: a — мужской «дух-хранитель», b — лисий череп, c — пояс с покойника, d — кусок ворота с мертвой женщины

Порой два верхних разветвления представляют руки:

Амулет из деревянного сучка

Амулет из деревянного сучка, изображающий человеческую фигуру

Амулеты делаются также из кожи, или их рисуют красками на коже или на дереве. Иногда они накалываются кончиком иглы на коже лица или рук. Все они весьма несовершенной формы. Нарисованные или наколотые амулеты состоят обычно из прямых линий, дающих простейшие контуры головы и конечностей.

Амулеты, сделанные из дерева, называются ok-kamak (мн. число ok-kamakьt), что означает «деревянные духи». Интересно отметить, что слово kamak – коряцкое и очень редко употребляется у чукчей. Но в общем человеческие изображения подобной формы не имеют специальных названий. У чукчей амулеты бывают также резные из дерева или кости. Они сделаны с большей тщательностью, чем обычные грубые изображения. Такие амулеты называются «лица», так как в большинстве случаев изображают голову или лицо. Термин «лицо» применяется и коряками по отношению к маленьким резным амулетам. Они называют амулеты «лицами духов» (kamakluk). Некоторые из амулетов подобного рода представляют животных или птиц. Далее мы затронем более интимную сторону священных предметов — Личные защитники. А разновидности охранителей у приморских чукчей рассмотрены в статье Семейные охранители у приморских чукчей, охранители лодки.

По материалам «Чукчи и религия» (авторизованный перевод с английского), Богораз В.Г., 1939 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий