О медведях в чукотском представлении мира

Kocatko — гигантский белый медведь с телом из твердой кости. Иногда он изображается восьминогим. Он гораздо сильнее и свирепее обыкновенного белого медведя. «Лысый белый медведь» — свирепый медведь-людоед. В непогожие ночи он ложится на брюхо посреди ледяного поля, машет лапами и приманивает к себе прохожих. Он зовет плачущим голосом, подражая путнику, потерявшему дорогу. Тот, кто услышит его голос и приблизится к чудовищу, тотчас будет схвачен и растерзан.

Kocatko

Чукотский рисунок, изображающий охоту на злого Kocatko, белого медведя

Черные медведи обычно считаются единокровными с людьми, вернее — людьми, одетыми в медвежью шкуру. Освежеванный медведь будто бы выглядит как человек. Медведи считаются шаманами, способными на расстоянии узнавать намерения людей, поэтому нельзя говорить плохого о медведе. Он может поймать говорившего и жестоко отплатить за оскорбление. Нельзя также ставить медвежьи ловушки и вообще злоумышлять против медведя.

Все эти представления о черном медведе не имеют чукотского корня. Вернее всего, они заимствованы от ламутов юкагиров, для которых черный медведь — предмет глубочайшего почитания. Они считают его шаманом и чародеем и, охотясь на него, вы-полняют целый ряд церемоний с целью утишить его гнев. Обруселые юкагиры на Колыме, говоря о медведе, называют его «дед», «старик» или совсем кратко — «он». Среди русских казаков и мещан страх перед медведем также очень велик. В чукотских сказках о черном медведе сильно чувствуются все эти влияния.

По материалам «Чукчи и религия» (авторизованный перевод с английского), Богораз В.Г., 1939 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий