Как собирался ясак. Оценка мехов. Что было с пушниной дальше

Как уже было отмечено выше, ясак являлся главным источником дохода меховой казны. Каков же был механизм ясачного сбора? По наказам сибирским воеводам нам известно, что существовали ясачные сборщики, которые посылались воеводой за ясаком; впрочем, несколько позже ясачные люди, жившие недалеко от города, могли сами приносить ясак. Обычно для сбора посылались «лутчие» служилые люди, а с ними один или два целовальника из торговых или промышленных людей (Наказ Аф. Фил. Пашкову на воеводство в Даурской земле, 1665 г.). При этом воеводам предлагается посылать грамотных служилых людей, которые могли бы давать ясачным людям «отписи», т. е. удостоверение в получении с них положенного количества мехов.

Правительство требовало также, чтобы ясак собирали «ласкою и приветом, а не жесточью и правежом» (Наказ якутскому воеводе кн. Якову Волконскому и дьяку Елчукову, 1670 г.; Отписки тобольских воевод, 1629 г.). Служилым людям, отправлявшимся за ясаком, было воспрещено брать с собой какие-либо товары для мены на мягкую рухлядь; как только они возвращались в острог, их подвергали обыску — нет ли при них «собинной» мягкой рузляди: если таковая оказывалась, то ее «имали на государя». В начале XVII в. наказание было строже — «в 1603 г. велено бить батожьем и кнутами тех ясачников, у которых найдут по обыску меха»

Так мягкая рухлядь попадала к воеводе, который должен был отдавать приказ торговым и промышленным людям разбирать ее — «лутчий зверь к лутчему, а середний к середнему, а худой к худому; а разобрав, велети ценить торговым же и промышленным людям тамошнею сибирскою прямою ценою и, запечатав тое рухлед государевой печатью, велети писати той рухледи ценовныя росписи, да к тем ценовным росписям ценовщикам руки прикладывати… (и) посылати ко государю… в Москве. А на Москве… являтися в Сибирском приказе» (Наказ Аф. Фил. Пашкову на воеводство в Даурской земле, 1665 г.). К этому следует прибавить, что «ценовщики должны были не только оценить отсылаемый товар, но и сшивать шкурки в пары, вязать в сорока… а без цены никакой мяхкой рухледи не присылать».

Правительство требовало также, чтобы на каждой шкурке была надпись — ясачная ли она, поминочная или пенная, с хвостом или без него (последнее — против злоупотреблений, чтобы хвосты не отрезали в дороге). Все звери, отсылаемые в Москву один раз в год, должны были быть хорошего качества, «а не худые и не плелые и не драные». В Москве ясачную мягкую рухлядь вновь разбирали, проверяли — все ли есть, и оценивали уже московской ценой; на местах сбора ценили сибирской — более низкой.

Воеводы старались оценивать меха как можно ниже; этим они доказывали правительству свое служебное рвение. Если сибирская цена казалась в Москве слишком высокой, то воеводе делали выговор и грозили из столицы тем, что в следующий раз «уценка доправлена будет на них — воеводах и ценовщиках» (Царская грамота верхотурскому воеводе Дм. Протасьеву, 1695 г.). Как велика была разница между этими двумя оценками? Буцинский говорит, что в среднем на 500 руб. товара было прибыли в Москве 100 руб. То же встречаем мы и у Оглоблина. Впрочем, разница доходила иногда до 200, 300 и даже 500 рублей, т. е. случалось, что сибирская оценка была вдвое ниже московской. Сохранилась, например, челобитная тарских ясачных людей 1626 г. о том, что ценовщики всех красных лисиц и куниц поголовно оценивают по 5 алтын, в то время как купцы дают за красную лисицу 3 гривны, а за куниц по полтине.

Также к ясаку, как источнику пополнения меховой казны, необходимо прибавить десятинную таможенную пошлину, которая уплачивалась купцами. С пушного товара полагалось брать десятого зверя. При оживленной торговле мехами такая пошлина имела громадное значение для накопления мехов в правительственных руках. Эта таможенная мягкая рухлядь отправлялась в Москву вместе с ясачной — средним числом Сибирь ежегодно доставляла в казну мехов на сумму от 70 до 100 тысяч рублей в XVII в.

Из вышеизложенного видно, какими огромными богатствами обладала царская соболиная казна, благодаря чему свободно конкурировала с частной торговлей. Огромное большинство получаемой мягкой рухляди казна продавала при помощи гостей. Продажа происходила большими партиями и по мелочам. С иностранцами велась оптовая торговля. Правительство часто высылало меха на ярмарки; так, оно отправляло их на Свинскую ярмарку, в Астрахань, в Архангельск; вывозило оно мягкую рухлядь и в восточные страны — в Персию и Бухару, а также в Китай. При столкновении на рынке с частной торговлей мехами казна редко проигрывала благодаря тому, что прибегала к стеснительным мерам, о которых говорилось выше.

Продажа шла и по мелочам. Существовали в Москве особые казенные лавки, где происходила торговля мехами. Встречаются записи в «Приходной книге денежной казны»: «Сент. в 3 день. Шапочного ряду у шапочника у Богдашки Иванов за пять россамак да за два волка, три рубли 20 алтын». Наряду с такими мелкими записями попадаются и другие: например, просьба гостя Светешникова о продаже ему мехов на 10000 рублей. В «приходных книгах» есть указания на то, что бояре часто брали меха в долг: такие «доимки» встречаются на боярине Ив. Ник. Романове — в 34 руб. 26 алтын 4 деньги, на боярине князе Черкасском — 58 руб. 10 алтын и т. п. Часто за товары, привозимые в казну, эта последняя платила мехами. Де-Родес передает, что если меха не находили себе достаточного сбыта и их накоплялось в сибирском приказе слишком много, то меха эти оценивали и раздавали гостям, которые должны были выплатить назначенную сумму в течение года.

Пушной товар шел из казны вместо государева жалования, причем Кильбургер передает такую версию: меха, идущие вместо жалования, оцениваются очень высоко, почему получающие их много теряют. Государь часто раздавал меха в качестве подарков за службу. Последнее применение меховых товаров — посылка их, как подарков, различным властителям и сановным лицам в иностранных государствах. Далее мы рассмотрим частную пушную торговлю и пошлины, взимаемые с купцов, а также методы контрабанды.

По материалам: д-р географических наук Яницкий Н. Ф. «Торговля пушным товаром в XVII в.», 1912 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий