Н. Галкин о влиянии цивилизации на «дикие» народы

Эти слова актуальны и поныне…

…Мне представляется, что цивилизация, распространяющая свое влияние на дикие народы, затрагивая лишь внешнюю, материальную сторону, не делает их культурными и создает лишь иллюзию как, может быть, у них самих, так особенно у культуртрегеров (носителей культуры). Если духовная культура отстает от материальных успехов, последние едва ли особенно полезны. В истории цивилизации отмечены случаи, когда дикари, подпав под цивилизующее влияние пришельцев, с течением времени, вместо того чтобы приобрести большую устойчивость в борьбе за существование, начинают хиреть и вымирать. Такую мысль высказал и Нансен об эскимосах.

Присматриваясь к жизненному обиходу чукчей и видя затрату известной энергии в поделке или приспособлении какой-либо вещи к практическим потребностям дня, я думаю и отмечаю: вот вместо кожаной сетки, сделанной из так искусно нарезанного ремня, можно выписать сеточное прядево, а кривые самодельные ножички, сделанные из кусочков стали от капкана, можно заменить готовым фабрикатом. Идя по пути такого упрощения, такой помощи, можно все предметы обихода, приготовляемые ими самими, заменить фабрикатами. Таким образом технические навыки, уменье приспособиться к моменту будут падать. Не случится ли, что молодое поколение, привыкнув к готовому, совершенно разучится делать хотя бы ту же сетку из ремня нерпы? А в жизни чукчей, поставленных в полную зависимость от природы, могут быть моменты, например, при плохой охоте, когда туземец не сможет дать эквивалент за нужную ему вещь и сам не сумеет ее сделать. Одним словом, его индивидуальной приспособленности будет принесен ущерб.

Когда-то в будущем, близком или далеком, полуостров должен стать объектом горной эксплуатации; предпосылки для этого в виде наличия ценных ископаемых имеются. И вот встает вопрос: как это может отразиться на чукотской народности? К этому моменту они должны быть подготовлены. Ведь разработка горных богатств со всей непонятной им сложностью отношений может выбить из обычной колен и не поставить на новую дорогу. И их суеверная боязнь выпустить келя (чорта) из просверливаемых дыр в земле не есть ли это чувство бессознательного страха перед неведомым новым, к чему не приспособлен весь уклад их жизни.

По материалам путевых заметок Н. Галкина «В земле полуночного солнца», 1931 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий