Экспедиция Ермака

Насколько можно судить по отрывочным летописным данным, экспедиция Ермака в основе своей носила характер военно-промышленного предприятия, снаряженного на частные средства, примеры каковых встречаются в более поздние времена в истории завовевания восточной Сибири. Экспедиция состояла из «наемных казаков» и собственных «людей» Строгановых; Строгановы снабдили ее «из своих пожитков» всем военным снаряжением и «всяким к воинскому делу запасом»: «одеянием ратным» и «воинским оружием» — ружьями, порохом, свинцом и походной артиллерией, средствами передвижения и продовольствием, дали ей проводников и «толмачей бусурманского языка». Получая от Строгановых «подмогу», «запас на проем», казаки обязывались поделиться добычей: «аще Бог управит путь наш в добыче… заплатим и наградим по возвращении нашем». Таким образом, первая попытка вторгнуться в Сибирь произведена была всецело «промыслом и подмогою честных мужей Строгановых».

Состояние Сибирского ханства на момент похода Ермака

Сибирское ханство, в пределы которого направлялась экспедиция Ермака, состояла в XVI веке из ряда более или менее независимых татарских и туземных княжеств, весьма слабо объединенных под властью сибирского царя, столица которого находилась у слияния Тобола с Иртышем в городе Кашлыке или Искере (русские называли его «Сибирью». «Кашлыком» называет столицу Кучума Ремезов, название «Искер», означающее «старое городище», может быть позднейшего происхождения). В культурном отношении сибирские татары в описываемое время еще не вполне перешли от кочевого быта к оседлому, и даже Кашлык представлял из себя только укрепленное деревянным тыном и окопами становище для временного пребывания на случай нашествия врагов.

Большинство из них были еще язычниками-шаманистами, но торговые сношения с Бухарой способствовали постепенному внедрению ислама и исламской культуры. Это полукочевое царство, раздробленное на ряд плохо спаянных между собой племенных владений и объединявшее чисто внешним образом под своей властью татарских, остяцких и вагульских князьков, мусульман и язычников, было мало способно противостоять сильному удару со стороны немногочисленного, но более культурного и хорошо вооруженного неприятеля. Слабости Сибирского ханства способствовало также и не прекращавшееся в течение целого столетия соперничество за Сибирский престол. Оно происходило между бухарскими шибанидами — царями из рода Шейбани, внука Чингисхана — и местными беками «Тайбугина рода».

Незадолго перед походом Ермака «шиданскому царевичу» Кучуму удалось захватить столицу Сибири и убить княживших здесь Эдигера и его брата Бекбулата, но сын последнего Сейдяк продолжал угрожать счастливому победителю. Чувствуя свою слабость, Сибирские ханы после падения Казани признали власть Москвы, и одно время Эдигер, а за ним и его победитель Кучум, обязались платить дань московскому государю, но подчинение это было только номинальное. Пользуясь дальностью расстояния, Кучум не только не исполнял своих обязательств. но и стал проявлять некоторые признаки агрессивности в отношении к новым русским владениям: он захватил речные пути, ведущие за Урал. подчинил своему влиянию пелымских вагуличей, и племянник его Махмет-Кул уже в 1573 году вторгается в русские пределы «дорогу проведати» на Пермь.

Результаты похода

Поход Ермака, произведенный очень небольшими силами, вряд ли мог иметь целью завоевание Сибирского ханства, о могуществе которого русские имели преувеличенное представление. Имелось в виду, вероятно, только взять «с бою и без бою» ясак с туземцев и вернуться с добычей. Предприятие увенчалось неожиданным успехом: Сибирское ханство распалось от первого удара. После первых неудач Кучума от него стали отпадать его вассалы, зависевшие от него татарскии мурзы и бии. Еще слабее оказались связи, соединявшие инородческие племена с татарами-завоевателями: из под Чувашева, где Кучум пробовал задержать казаков в их пути на Кашлык, первыми разбежались вагульские и остякие князьки и тем способствовали полному его поражению.

Будучи не в силах оказывать дальнейшее сопротивление, Кучум со своим народом покинул столицу и откочевал в степи, а казаки заняли лишенный защитников город, после чего окрестные инородцы и недавние вассалы Кучума из татар немедленно «поклонились ясаком» победителям. Таким образом, экспедиция, снаряженная Строгановым, закончилась на первых порах полным разгромом Сибирского ханства. Из случайного разбойничьего набега поход Ермака превратился в большое, государственного значение, предприятие. Частными средствами удержать произведенные завоевания было невозможно, и тотчас после занятия Кашлыка и казаки, и сами Строгановы торопятся обратиться в Москву за помощью и поддержкой.

Карта-схема экспедиции Ермака

Карта-схема экспедиции Ермака (клик для увеличения, источник http://annales. info)

Отношение к Строгановым в Центре

Первоначально агрессивная политика Строгановых встречала мало сочувствия в правительственных кругах Москвы, где не без оснований смотрели на экспедицию, снаряженную предприимчивыми солепромышленниками, как на их частное дело, преследующее их личные выгоды. «Вы вагулич и вотяков и пелымцев о нашего жалованья отвели и задирали», — писали им с упреком из Москвы, — «и войною на них приходили и тем задором с сибирским салтаном нас ссорили». Завоевание Сибири трактовалось первое время, как простое расширение пределов обширных Строгановских вотчин, и на нее распространены были, по видимому, все права, которыми Строгановы были пожалованы в своих пермских владениях. В частности, они через постредство своих людей должны были производить сбор ясака с туземцев и отвозить его в Москву.

Далее мы рассмотрим Тюмень, Тобольск и Тару как опорные пункты для дальнейшего завоевания Сибири.

Профессор С. В. Бахрушин. «Очерки по истории колонизации Севера», 1922 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий