Первые путешествия иностранных мореплавателей к Новой Земле: третий поход Виллема Баренца

Несмотря на то, что правительство Голландии отказалось посылать экспедиции для поиска северо-восточного прохода в Китай после ряда неудач, возможность открытия этого пути по-прежнему горячо поддерживалась группой лиц, во главе которой стоял известный нам Баренц. По их убеждению, несколько Амстердамских купцов снова согласились снарядить экспедицию, построив для этой цели два судна, причем и на этот раз было решено искать путь в Китай в северном направлении. Воззрение, что море в больших полярных широтах более или менее должно быть свободно ото льдов еще не было опровергнуто. Командование судами было поручено капитанам Корнелию Рипу и Якову Гемскерку.

Смелость Баренца не внушала доверия купцам-отправителям, почему он и был обойден в назначении капитанов на суда экспедиции. Но, как вдохновитель и душа ее, он, желая участвовать во что бы то ни стало, пошел в подчиненной должности старшего штурмана у Якова Гемскерка.

10 мая 1596 года суда оставили Амстердамский рейд. Еще не дойдя до Нордкапа, между Рипом и Баренцом произошли несогласия. Первый желал пойти отсюда прямо на север, полагая найти там свободное море, а Баренц держался того мнения, что лишь путь на северо-восток может привести экспедицию к желаемой цели. Однако его мнение было отвергнуто, и суда продолжили путь на север.

9 июня, на широте 74 1/2 гр. они открыли остров и, простояв у него до 13 числа, продолжили плавание далее в том же направлении. Открытый остров ими был назван Медвежьим. Хотя Баренц и на этот раз был против дальнейшего продвижения на север, но мнение Рипа и тут взяло верх и, даже более того, курс скоро был изменен на северо-запад.

19 июня, на широте 80 гр. 11 мин. они увидели землю, приняв ее за часть Гренландского берега. На самом деле это была северная часть неизвестной до сих пор Шпицбергенской группы островом и часть северного берега собственно Шпицбергена. Как думают теперь, они, идя от Медвежьего острова в северо-западном направлении, прошли по западной стороне этого полярного архипелага и достигли указанной широты. Вновь открытой земле они дали название «Шпицбергена», т. к. большинство гор на ней имело остроконечные вершины. Вскоре лед заставил их спуститься отсюда назад к Медвежьему острову, куда они и подошли 1 июля.

Здесь мнения относительно направления дальнейшего пути опять разделились. Рип по прежнему настаивал идти на север, и уже от Шпицбергена повернуть на восток, а Баренц предлагал свой прежний план — идти отсюда прямо на северо-восток. В конце концов они разделились — Рип пошел к Шпицбергену, а Баренц к уже знакомой ему Новой Земле, и 17 июля, в широте 74 гр. 40 мин. вышел на вид ее у полуострова Адмиралтейства, принятого им за остров.

В непрерывной борьбе со встретившими его вскоре льдами, он пробирался к северу, и к 19 августа достиг северной оконечности Новой Земли — мыса Желания — или по-русски — Доходы. Отсюда он взял курс на юго-восток, но вскоре же был вынужден повернуть обратно, встретив непроходимую массу льда. 21 августа он вышел в Ледяной залив, к югу от мыса Желания. Здесь лед повредил у его судна руль и раздавил одну шлюпку. 26 августа корабль его был окончательно затерт льдами и при этом настолько серьезно поврежден. что исправить его не было никакой возможности. Сняв с него все имущество и провизию, он построил на берегу избу из плавничного леса и поселился в ней с командой.

Исследования Новой Земли - карта

Исследования Новой Земли — карта

Здесь они провели долгую страшную зиму. Для поддержания бодрости и здоровья, они доставляли себе как можно больше движения; кроме необходимой повседневной работы, они занимались охотой на медведей и песцов. устраивали игры, развлечения и даже, по совету судового медика, часто принимали теплую ванну в бочке, поставленной посредине избы. Только благодаря этим мерам они не поддались цинге и остались живы, несмотря на то, что при отправлении в плавание, экспедиция и не думала о зимовке. За ее время они потеряли лишь одного человека, умершего от цинги.

С наступлением лета Баренц, уже больной в это время, начал готовиться на оставшихся шлюпках к возвращению на родину. Корабль, почти разрушенный льдом, не годился для плавания. 14 июля 1597 года смельчаки, простясь с неприветливым берегом, где они провели восемь месяцев, вышли на шлюпках в океан. Раньше чем уйти из зимовья, Баренц и Гемскерк написали краткий отчет о своем плавании и, вложив его в пороховой рог, подвесили в дымовой трубе избы, дабы медведи и песцы не могли уничтожить его.

Почти триста лет спустя этот замечательный документ был найден норвежским шкипером-зверобоем, посетившим место зимовки голландцев. При этом дом и обстановка в нем были найдены так хорошо сохранившимися, что производили впечатление только что покинутых зимовщиками.

20 июля, дойдя лишь до мыса Ледяного, славный Баренц умер, а через короткое время — еще один матрос. Они были похоронены здесь же на берегу. Смерть Баренца, как говорится в дневнике экспедиции, поставила ее участников «в немалое затруднение, т. к. он был собственно нашим начальников и действительным нашим руководителем, на которого мы, после Бога, больше всех уповали».

Руководимая далее Гемскерком, экспедиция беспрерывно продвигалась к югу вдоль берега и достигнув к 26 июля губы Строгановской, встретила здесь две лодки русских промышленников, которые в изобилии снабдили их провизией и оказали всякого рода помощь.

От юго-восточного берега Новой Земли шлюпки перешли к Печорскому берегу, а отсюда направились вдоль к его западу. К 24 августа они дошли до семи островов и вскоре до Кильдина, где узнали, что в Коле находится голландский корабль, на который Гемскерк послал извещение об их прибытии, прося прийти за ним. Через несколько дней они уже плыли в Голландию. Это был корабль Рипа.

Расставшись с Баренцем у острова Медвежьего, Рип пошел снова на север, но опять безуспешно и в том же году вернулся на родину. В 1597 г. он был отправлен в Белое море с товарами и теперь возвращался обратно. 1 ноября участники экспедиции Баренца прибыли в Амстердам, встреченные горячими приветствиями соотечественников, уже не думавшими видеть их живыми.

Экспедиция Баренца была последняя, предпринятая голландцами с определенной целью отыскать северо-восточный путь в Китай. Однако, несмотря на неудачи, разрешение этой проблемы продолжало интересовать смелых мореплавателей других наций.

По материалам «Первые русские исследователи Новой Земли», 1922 г., составитель П. И. Башмаков

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий