Алху-Марго: улучшение лодки и пророческий сон Тайман-Кин-Пудин

Ехали-ехали они и увидали большую деревню, которая принадлежала сильному богатырю Селека-Мухан. Когда же они стали проезжать мимо, то Селека-Мухан вышел и закричал громовым голосом:
— Кто едет? Заезжайте к нам: все равно от нас не уйдете!
— Какой сильный голос, — сказал Алху-Марго, — возьмем его и посадим на нос нашей лодки: пусть себе кричит , сколько хочет.

Сказал это Алху-Марго и махнул рукой, от чего Селека-Мухан мигом перелетел и шлепнулся как раз на нос лодки и прильнул к ней, как на клею. Закричал он во все горло, но встать не мог.

Забрали богатыри всех жен Селека-Мухан и весь его народ и поехали дальше. Проехали они три дня и издалека увидели деревню, принадлежащую Яргуй-Мэргэн. Он их издали увидел и закричал:
— Кто смеет ехать мимо меня? Выходи на берег померяться силой!
— Какой у него зоркий глаз, — говорит Алху-Марго, — возьмем его и посадим на мачту — пусть смотрит вперед и узнает, кто будет попадать нам навстречу.

Махнул рукой Алху-Марго и Яргуй-Мэргэн мигом перелетел и очутился как раз на верхушке мачты. Всех жен и весь народ его богатыри забрали с собой и поплыли дальше.

Остановились однажды богатыри ночевать на острове среди Амура. Вдруг ночью жена Алху-Марго, сто-саженная Тайман-Кин-Пудин, закричала со сна и своим криком всех разбудила. Когда же спросили ее, почему она закричала, она сказала, что видела страшный сон:
— Я видела, будто мы едем вниз по Амуру и вдруг ветер подул снизу и пригнал нас к двум утесам. О них наши лодки разбились и мы все стали тонуть.

Ее успокоили, а утром поехали дальше. Но не успели проехать и полдня, как снизу подул сильный ветер. Лодки их стало бросать на волнах и наконец разбило об утес, против которого они как раз ехали. Все утонули, кроме Алху-Марго. Его же самого выбросило на берег и он упал без чувств. Когда же он пришел в себя, то услышал, что его кто-то зовет:
— Почему, ты меня забыл? Ведь я тебя кормил, когда ты был беспомощным ребенком.

Слышит Алху-Марго, что голос идет со дна Амура, а потому превратился он в села-сычи — тайменя — и опустился на дно реки. Видит он большую и богатую юрту; в ней живет седой Мудурхан-Хани со своей дочерью Муке-Пудин.
— Зачем ты забыл меня? — стал снова спрашивать старик.
— Прости меня: я не помню, что было со мной во младенчестве, — стал оправдываться Алху-Марго.
— Я тебя прощаю, — сказал ласково Мудурхан-Хани. — Возьми в подарок от меня мою дочь. Весь народ твой цел, живи хорошо!
Оглянулся Алху-Марго и видит, что нет никаких утесов, а ровное место. Кичалда-Марго, жены и весь народ спокойно плывут на лодках по Амуру и подъезжают к нему. Когда же он зашел в свою лодку, то кроме прежних жен он нашел Муке-Пудин.

Поехали все вместе и лодки направили теперь в ту сторону, где находилась юрта, в которой Алху-Марго лежал 30 лет младенцем. Юрта стала ветхой и еле-еле стояла. Наш герой махнул рукой и на ее месте появилась новая большая юрта. Стал Алху-Марго бегать вокруг юрты и где он ступит ногами, там везде появлялись юрты и таким образом образовалась большая деревня. В этой деревне Алху-Марго и Кичалда-Марго стали жить со всеми своими женами и со всеми своими нека (рабами). Жили они долго и счастливо, но вдруг Алху-Марго захворал.

Записано И. А. Лопатиным в гольдском стойбище Муху со слов шамана Коя 10 июня 1918 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий