Алху-Марго и три богатыря, месть за отца и новые жены

После победы Алху-Марго над Джегдэри-Мухой и его дочерьми, наш герой вновь обернулся оводом и полетел дальше. Летел, летел он и видит — дерутся два богатыря: Гоченда Горцалан тридцати саженей высоты и Нандада-Нарху-Муха семи саженей высоты. Уже несколько лет дрались великаны. Алху-Марго превратился из овода в богатыря, встал посреди них и растолкнул их в разные стороны. Гоченда Горцалан бросился на Алху-Марго, но тот вонзил ему свою гиду (прим. длинное копье с наконечником листовидной формы) в самое сердце, и  великан упал на спину и сразу умер, а Нандада-Нарху-Муха поклонился Алху-Марго и говорит:

— Спасибо тебе, выручил ты меня из беды. Возьми в награду от меня мою дочь.

Пошли они в юрту Нандады-Нарху-Муха. Женился здесь Алху-Марго на его дочери, прожил девять дней и отправился дальше.

Летел, летел Алху-Марго и видит юрту: зашел он туда и увидел там Дуинда-Муктэ-Дулкусин-Пудин — ту девушку, которую он отнял у Людоеда Джэгдэри-Муха. Она обрадовалась ему, стала угощать его. Скоро пришел ее брат, могучий богатырь Кичалда-Марго. Он выдал за Алху-Марго свою сестру и все трое стали жить в одной юрте.

Жили-жили они и надоело богатырям оставаться на одном месте. Оставили они дома Дуинда-Муктэ-Дулкусин-Пудин, а сами отправились вниз по Амуру. Скоро они увидали большую деревню Ирген. Когда они стали подъезжать к Ирген, то прилетела первая жена Алху-Марго Сахари-Пудин в виде газы (?, не совсем понятно из контекста. Возможно, газа — название птицы) и человеческим голосом сказала:

— В Ирген живут три сташных богатыря: Лочцо-Оджени-Муха, Сеса-Оджени-Селго-Муха и Нека-Оджени-Нелхо-Муха. Все они 30 лет тому назад убили твоего отца — Алху-Муха. Теперь настало время отомстить за кровь отца.

Газа улетела, а Кичалда-Марго и Алху-Марго пошли в деревню. Услыхали три богатыря, что к ним приехали какие-то два человека, но не подумали, что это сильные богатыри и поэтому выслали им навстречу своего нека — раба. Подходит нека к приехавшим богатырям и хвастается:

— Что мне делать с мальчишками? Убью их, как мух.

Но как только подошел он ближе, Алху-Марго ударил его по руке и у того отлетела рука. Нека хотел пнуть Алху-Марго ногой, но он ударил его по ноге и отлетела нога. Тогда Алху-Марго ударил его по шее и туловище отлетело в одну сторону, а голова отлетела кверху и оттуда упала в юрту, как раз на нары, где сидели три богатыря за обедом:

— Зачем наш нека бросил сюда к нам голову одного из приехавших? — спросил Сеса-Оджени-Селго-Муха.

Но голова заговорила и рассказала все как было:

— Я вышел им навстречу и нисколько не испугался их. Стал драться с одним, но он одним ударом оторвал мне руку; я хотел растоптать его, но он оторвал мне и ногу, а потом так ударил в шею, что голова моя прилетела сюда; а что сделалось с моим туловищем я не знаю.

Тогда встал с нар Лочцо-Оджени-Муха и вступил в единоборство с Кичалда-Марго. Семь дней бились они и Кичалда-Марго убил его. Тогда выходит Сеса-Оджени-Селго-Муха и вступает в бой с Кичалда-Марго. Семь месяцев бились они и Кичалда-Марго вскоре убил его. После этого выходит Нека-Оджени-Нелхо-Муха и тоже вступает в единоборство. Три года дрались они и наконец Кичалда-Марго упал мертвым.

Тогда Алху-Марго набросился на Нека-Оджени-Нелхо-Муха. Много лет бились они без отдыха. Наконец прилетела Сахари-Пудин — первая жена Алху-Марго — в виде газы и говорит:

— Не можем нигде найти Эргэни этого великана, а если не найдем его, то никак нельзя будет его убить. Терпи и сражайся, а я полечу помогать женам искать Эргэни.

Эргэни — так гольды называют душу человека. Они верят, что человека нельзя умертвить, если жива Эргэни. Последнюю они представляют то в виде маленького человека, во всем похожего на того человека, кому она принадлежит, то в виде яйца или иного предмета. Душа может покинуть телесную оболочку и носиться свободно.

Еще семь лет бился Алху-Марго с великаном. Кровь вся у них обоих вылилась из ран и оба они высохли и едва держались на ногах. Наконец, снова прилетела та же газа и говорит:

— В этом мешочке я принесла его Эргэни. Лови, не дай упасть на землю.

Алху-Марго поймал мешочек, вынул оттуда Эргэни, показывает великану и говорит:

— Что это такое?

— Это такая штука, что если ее найдет молодой, то должен отдать старику.

— Нет, ты все равно не получишь.

Алху-Марго оторвал у Эргэни левую руку и у Нека-Оджени-Нелхо-Муха отлетает левая рука; он отрывает правую — и у того отлетает правая; отрывает голову — и у великана отскакивает от туловища голова.

Покончив с великаном, Алху-Марго подошел к мертвому Кичалда-Марго и подумал, как бы его оживить. Взял он труп и высоко подбросил кверху. Ударился мертвый богатырь о землю и снова стал живым.

Пошли Алху-Марго с Кичалда-Марго в юрту трех убитых богатырей. Там находились две дочери убитого Нека-Оджени-Нелхо-Муха, обе великанши: Соеман-Кин-Пудин высотой 50 сажен и Тайман-Кин-Пудин в 100 сажен высоты. Женились оба богатыря на великаншах — Алху-Марго взял Тайман-Кин-Пудин, а Кичалда-Марго взял Соеман-Кин-Пудин.

Всю деревню богатыри разделили пополам. Прожили они здесь девять дней, а потом нагрузили на лодки и своими женами и со всеми людьми поехали дальше вниз по Амуру.

Записано И. А. Лопатиным в гольдском стойбище Муху со слов шамана в 1918 г.

Другие публикации раздела:

Добавить комментарий